понедельник, 14 ноября 2011 г.

5. «Конец лета. Обновление». Часть 2.









Я в поезде. В окне мелькают пейзажи. По мере приближения к точке NN, зеленые полосы пейзажей, разбавляются золотыми пятнами. Чтобы получить что-то новое, надо избавиться от старого.  Этому учишься у природы. Листья желтеют, краснеют, темнеют. В конечном итоге опадают. А что ждет нас весной?
Красота. Легкость. Во всем. А значит ли, что увядание — начальный этап обновления?

— Сбросить все, нахрен! ( И не надо мне тут «нахрен» подчеркивать! Не на хрен, а нахрен! Нахрен!)
— И, да! Еще! Не надо тут руки, ноги, зубы и прочие части организма откидывать! Я вам тут про эмоции говорить!

И вот я в NN. «Золотая» не заставила здесь себя ждать. А вот «Мать» пришлось. Нервно. На перроне. Чужой город. Батарея у телефона разрядилась. Позвонить невозможно. И самое гадкое, что адрес записан в телефоне. Припоминался красный семафор.Улыбаюсь. Нервно. На перроне.

— Мать! Мать! Мать!
— Ф-у-у-у-х!

Собирать много букв здесь и описывать NN не буду. Потому что смысла в этом нет. Потому что каждый увидит «свое». Потому что каждый почувствует «свое».
Потому что серо и тесно — это как уютно и спокойно, разница лишь в понимании слов.

Стою на улице M., закрываю глаза — тишина. Городская тишина. Никто никуда не опаздывает, а значит никто никуда не торопиться. Звук машин, звук людей — все поглощено теснотой. Окутано в серое спокойствие, с зелеными вкраплениями, уходящего, и золотыми — приходящей.



четверг, 13 октября 2011 г.

4. «Конец лета. Обновление». Часть 1.

— Решено! «Золотую» буду встречать в Нижнем Новгороде!

А ведь все так хорошо начиналось. Дуся забрал меня в 18 часов. В запасе 2 часа и 62 мили дороги. С «дорогой» я конечно погорячилась. Пусть будет  62 мили смеси битумов с гравием и песком. Решили держать путь старыми смесями.

— Бац! Семафор! Красный!

Вот тогда-то и надо было задуматься. Именно в этой точке пути можно было поменять старые на новые смеси. Конечно, они также уложены жопоручками. И естественно для «дураков». Суть не в этом — суть в изменении направления. Но, нет! Потеряли 10 минут.
В итоге, за 30 минут до отправления поезда, встали в пробку. И это не самое страшное.

— Ты-ды-щщщщщщщщ! Твою мать! Колесо!

Знаете, пит-стоп в Формуле-1 курит в сторонке. При том, что колесо было заднее и машину пришлось поднимать своими силами. Оставалось 23 минуты до отправления поезда. Запрыгнули в машину.

— Ключи! Ключи? Ключи? Ключи в багажнике!

Нервный смех. Расслабьтесь. Хэтчбек. Дуся пополз через весь салон до полки багажника.
И понеслось.
20 минут движения:
- в плотном потоке машин;
- с неработающими указателями поворотов;
- на машине 1987 года выпуска;
- со скоростью 120 километров в час;
- с двигателем, который работает в тестовом режиме, так как недавно из ремонта;
- с поиском педали тормоза на пассажирском сидении.

— Ребята! Я молилась!

Вдох. Выдох. Уходящий поезд мелькал вагонами перед нашими глазами.
Мысли мелькали тоже…

Географически-математическая зарисовка.
Если из точки B (где мы сейчас) вернуться на 62 мили назад, в точку А (откуда мы выехали) и отправиться на 62 мили в противоположном направлении, то будет точка С.
Поезд, выехавший из точки В, будет в точке С через 182 минуты. А мы?

— Да! Да! Да! Да?

Мы не сдались. Русская автомобильная промышленность нас поддержала.
124 мили, 150 минут, 160 километров в час.

— Главное не лишение, а остальное насрать, — сказал Дуся.

И за 33 минуты до прихода поезда мы были в точке С.

понедельник, 19 сентября 2011 г.

3. «Сегодня».


Дочитала:      Хорхе Букай Письма Клаудии
                      Юстейн Гордер Апельсиновая девушка
                      Чарльз Диккенс Домби и сын
                      Элизабет Гилберт Есть, молиться, любить

Читаю:    Александр Грибоедов Горе от ума
                Николай Гоголь Мертвые дууши
                Юстейн Гордер Мир Софии
                Чарльз Диккенс Приключения Оливера Твиста
                Чарльз Диккенс Посмертные записки Пиквикского клуба

Планирую прочитать:     Чарльз Диккенс Крошка Доррит
                                         Чарльз Диккенс Тяжелые времена
                                         Чарльз Диккенс Лавка древностей
                                         Лео Бускальи Жить, любить, учиться
                                         Джордж Оруэлл Скотный двор

2. «В поисках деревянной лопатки».


Капец!
Сломалась деревянная лопатка. Дуся замотал ее зеленой изоляционной лентой. Суть не в зеленом цвете, суть в том, что на пару лента растягивается, и нижняя часть лопатки вываливается в сковороду. Выкинула, к чертям собачьим, эту чудо-утварь в мусорное ведро.
И пошла.
70 метров, магазин № 1, спрашиваю. Получаю отрицательный ответ. Потрачено 5 минут.
Следующий!
125 метров, магазин № 2. Просматриваю прилавки. Отрицательный результат. Потрачено 11 минут.
Оп-па!
5 метров, магазин № 3. Гавно! Потрачено 3 минуты!
Вздыхаю.
300 метров, ларек, 301 метр, лоток, 302 метра лоток, 303 метра, лоток.
Та-да-ам!
Не верю своим глазам! Кубической формы постройка! Нет! Построечка!
Вывеска: «Все для дома».
Захожу! Забегаю! Залетаю!
—  А у Вас деревянные лопатки есть?
—  Да! За 8 рублей, за 10 рублей, за 12 рублей, за 15 рублей и за 20 рублей!
—  Гм.
Счастливая я пошла назад, гордо сжимая в руке деревянную лопатку! Нет!
Это не лопатка! Это 1000 метров, 58 минут и 15 рублей!
Ну что еще  сказать?
Если только…
Блюдо получилось очень вкусным!
Да и раскрылся таки глубокий смысл зеленой изоляционной ленты.
—  Гм.